Близнецов Василий

Близнецов Василий 

Художник, поэт, прозаик

Москва

Родился в 1963 году в Якутии. Рисует цветными карандашами по бумаге. Рисунки Василия Близнецова находятся в частных коллекциях Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Красноярска, Калининграда, а также в США, Греции, Испании.

В настоящее время живет и работает в Москве.

Автор книг:

    • “Гинунгагап” (1995, проза, поэзия)
    • “Один Брон” (2009, проза, поэзия)
    • “Сопротивление слова” (2015, поэзия)
    • “Чувство Севера” (2015, поэзия)
    • "Лето Ыыль" (2017, альбом рисунков и поэзии).

В настоящее время готовятся к изданию книга прозы "Вася", сборник стихов "Океан Аризона".

Женат, имеет двух дочерей.

 
 
 

Близнецов Василий

 

Москва

 

Оглавление:

Арзамасский гусь

Зимний Адлер

Эстосадок

M

Арзамасский гусь

Для меня Арзамас в первую очередь был связан с именем Александра Сергеевича Пушкина, с литературным кружком «Арзамас», основанным А. С. Шишковым, членами которого были и Пушкин, и Жуковский, и Батюшков. Задачей своей юные поэты ставили борьбу с архаическими вкусами в литературе и поэзии. Кстати, арзамасского гуся позже я видел в музее дяди Пушкина, Василия Львовича в Москве на Басманной. Тот еще был весельчак, тот «дядя честных правил».
В Арзамас мы въехали по дороге в Болдино, поэтому все посещение было овеяно именем великого поэта.
Но и сам по себе Арзамас открылся удивительным, в чем-то архаичным, в чем-то очень современным, но совершенно необычным городом. По которому словно движутся до сих пор силуэты конок и дилижансов, где гуляют дамы в соболях и крутятся под ногами мальчишки, торгующие пирожками.
Городу Арзамасу почти 500 лет. И центром притяжения, центром всей архитектоники города является, естественно, Соборная площадь с великолепным – другого слова не подобрать! – Воскресенским собором. Собор был воздвигнут в честь победы в Отечественной войне 1812 года по проекту архитектора Н.Ф. Коринфского.
И если вы хотите понять и почувствовать всем сердцем душу русской провинции, проникнуться духом неспешной жизни, приезжайте в Арзамас. Прогуляйте по его покатым, ступенчатым улицам, обойдите старые церкви, местами заросшие крапивой и лопухами. Вы обязательно встретитесь с яркими, самобытными образцами городской архитектуры 19 века.
И тоже почувствуете этот непередаваемый словами дух очарования. Особенно по осени.
Не зря же самый плодотворный период вдохновенного творчества у Пушкина называется именно «болдинской осенью». Здесь сам воздух напоен поэзией. Здесь живет что-то очень подлинное, настоящее .
Город многих эпох и времен, он, кажется, вобрал в себя самое яркое и лучшее, вобрал маленькими деталями, крупицами, но - навсегда. Поэтому поездка в Арзамас и прогулка по его улочкам - это как прогулка по всей истории России, словно здесь специально были выстроены эти подлинные декорации к самым разным временам и эпохам и в этих декорациях поселились люди, нынешние арзамасцы. В любом случае - что-то волшебное здесь присутствует.
Как и стихи прозванного в "Арзамасе" Сверчком Александра Сергеевича Пушкина.
Приедете в Арзамас - прислушайтесь к тишине и вы непременно услышите звонкие песни сверчков.
И даже один день (как в нашем случае) в Арзамасе оставит впечатление на всю оставшуюся жизнь.

2012 год
г. Арзамас, Нижегородская область

 

Зимний Адлер

Ехать в Адлер зимой – это очень необычное приключение. Зимнее море – это раз. Чудо чудное. Людей мало, каждому гостю рады везде и всюду. По набережной неспешно прогуливаются молодые мамаши с колясками – выгуливают детишек на морском воздухе. Сегодня ясно и солнечно, даже жарко, завтра вдруг накрапывает дождь, послезавтра город накрывает пушистой снежной шапкой, а в ту же ночь ее размывает очередной дождик и с утра уже снова светит яркое солнце. Шикарных отелей, торговых центров, кафе, ресторанов, частных апартаментов, хостелов и – пруд пруди. Таксисты повсюду и за полчаса вас довезут до центра Сочи, за десять минут до суперсовременного железнодорожного вокзала, откуда до горнолыжного Розы Хутора – рукой подать, за 15 минут – до горы Ахун. В столовых, рассчитанных на перекус массового туриста, чек на двоих за обед может обойтись вам в 200-300 рублей. И все очень вкусно. И опять море. И опять чайки. Пальмы и кипарисы. В скверике друга Пушкина поэта Бестужева-Марлинского, который погиб здесь юным, защищая Кавказ, растут высоченные эвкалипты, упираясь в облака причудливыми кронами. Зимний Адлер похож на сон. Южное море под снегом, лимоны в снегу, пальмы в снегу. Ароматы и удивительные запахи везде и всюду. Тишина, спокойствие и никаких пробок и толп. Речка Мзымта шелестит по камням. Брызги волн, разбивающихся о волнорезы. На рынке разноцветие и разновкусие с обязательной абхазской аджикой и чаманом (пажитником), который постепенно становится королем черноморской кухни. Если летний Адлер распахивает вам свои шумные и яркие объятия, то зимний Адлер приоткрывает вам свою нежную и трепетную душу.

2015 год

г. Адлер. Краснодарский край

 

Эстосадок

 

ЭСТОСАДОК – маленькая горнолыжная Эстония на Кавказе

В этом удивительном местечке, которое, казалось бы, как две капли воды похоже на любое другое местечко на Кавказе, переплелись удивительные переломы времен и судеб. Кто бы мог подумать, что в поселке, где проживает меньше 1000 человек, будет музей Антона-Хансена Таммсааре, классика эстонской литературы, остатки поселений удыхов и садзов, коренных народов этих мест, роскошное казино «Сочи» и горнолыжный подъемник на высоту 2260 метров. Причудливое хитросплетение недавней еще захолустной древности с шашлычными и красавицей рекой Мзымтой и суперсовременности в лице роскошных отелей, стремительной железнодорожной «Ласточки» и вечная поэзия вечных гор. Отдыхать здесь можно в любое время года – в конце января в течении недели погода менялась день ото дня кардинально и непредсказуемо – то снегопад, то пронзительный холод, то субтропическая жара. И снова снег по пояс. И снова капель. Эстосадок – «это где-то между» Адлером и Красной Поляной. Полчаса на машине от аэропорта Адлера и вы попадаете в тишину горного ущелья, где огромные вековые деревья, покрытые мхом, где жемчужная и золотистая форель, где «русский дух» Кавказских войн и гусаров-поэтов, где неумолимым ветром преображения прошлась Олимпиада в Сочи, оставив целые улицы «Риксосов» и «Мариоттов». Если вы не фанат горных лыж и сноуборда, то здесь вам будет пребывать тихо, спокойно и величественно.

2017 год.

 

из книги СОПРОТИВЛЕНИЕ СЛОВА

СЛОВО

Стихи – это хрустальные замки,
Хрупкие категории чувств и снов,
Вечно ускользающие за рамки
Без каких-то первичных первооснов.

Стихи – как внебрачные дети.
В них спрятан всеобщий стыд,
Что больно сквозь строки светит
Как будто рай узнан и приоткрыт.

Стихи – трепетное отродье
Бессонных ночей и зноя пустынь,
Ваше высокое благородие
И рабством надломленные персты.

Стихи – дети других планет,
Сотканные из плазмы стона и Я.
Что-то, чего взаправду и нет,
Пятое сознание бытия.

Стихи – это мои глаза,
Ищущие в потемках клубя.
Стихи появляются, когда уже нельзя,
Невозможно жить без тебя.

Стихи – это полет птицы,
Не умеющей петь, спать и жить .
Невозможность осесть, приземлиться,
Только – вечно кружить, кружить, кружить.

Измеряя окружности неба
Бессмертно, бессмысленно кружа
Над местом, где никто никогда не был.

Мне стихами не стать.
Жаль.

Я ГОВОРЮ

Я говорю, а вы не слышите,
Я вам кричу, а вы не слышите,
Я умоляю – вы не слышите,
А вы не слышите меня.

Я сел читать, а вы не пишите,
Я наклонился – вы не дышите,
Я потерялся – вы не ищите
И не находите меня.

Войду и выйду, словно маятник.
Не врал, не клялся белой скатертью,
Не крал и не стоял на паперти,
Любил и рвал – себя и вас.

Зачем-то плавал между стенами,
Пил небо, подперев коленями,
Спал меж глазницами оленьими,
Зачем-то шлялся между звезд.

И все пытался крикнуть вечности,
И улыбнуться от беспечности,
Дойти, дотронуться до млечности
Неуловимого Пути.

Прижаться, чтобы не отпрянули,
Впечатать в память, чтоб не канули,
Отдаться правде ли, обману ли,
Тоске, слезам ли, пеплу, пламени,
Чтобы заметили, зачли…

Даст бог , и вы еще услышите
И восхищенно мне напишите,
Навзрыд отчаянно задышите,
Перевернув весь мир, отыщите,
Но только не меня, увы…

Аляповато-сусальный
Голос наивных рифм.
Музы провинциальной
Строчек моих ритм.

Нет этой тяжкой муки
Множества черновиков.
Просто текут звуки
Глупых стихов.

Стихи-сорванцы, стервецы. Хороши!
Казалось бы, те же слова и фразы.
А попробуй «Облако в штанах» напиши
За зарплату иль по заказу.

С аукциона стих не продать
И в бутике их за доллар не купишь.
Стихи – это, братцы, как благодать
И, несомненно, в итоге – кукиш !

Сказать, что спишь, но не сказать, что бредишь.
И бродишь закоулками недель,
И постный жир судьбы сквозь зубы цедишь,
Мечтая свой построить Коктебель,

Бросаясь в пыл и в жар и – с пылу, с жару –
В постылый холод мертвенной любви,
Меняя содержимое на тару,
Себе долдоня: "Только не криви!"

И, слизывая сукровицы вечность,
Беззубым ртом впиваясь в стихоплоть,
Травились тем, что недочеловечность
Пирует и ее – не побороть.

Умершие в губах чужих и томных,
"Чистейшей прелести" отвергшие печать.
Я пью за вас, красивых и бездомных,
Вина любви бездонную печаль.

Слова томятся, им не спится –
Жить в несказанье тяжело.
Они мечтают воплотиться
На чистой, девственной странице
И стать мелодией, волной.

И плыть легко – за строчкой строчка –
В стозвонной медленной тиши,
Чтобы никто не ставил точку,
Чтоб не пропасть по одиночке
И лечь на дно твоей души.

Им очень нужно говориться,
Им нужно слышать словный звук
И видеть наши с вами лица,
Тогда в них оживает птица
И счастье, и любовь, и друг.

Слова не ведают покоя,
И каждое – как поводырь
Мечтает взвиться над строкою,
Взлететь под трепетной рукою
И быть зачитанным до дыр.

Поделиться страницей