Василий Близнецов

Василий Близнецов

Художник, поэт, прозаик

Москва

Родился в 1963 году в Якутии. Рисует цветными карандашами по бумаге. Рисунки Василия Близнецова находятся в частных коллекциях Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Красноярска, Калининграда, а также в США, Греции, Испании.

В настоящее время живет и работает в Москве.

Автор книг:

    • “Гинунгагап” (1995, проза, поэзия)
    • “Один Брон” (2009, проза, поэзия)
    • “Сопротивление слова” (2015, поэзия)
    • “Чувство Севера” (2015, поэзия)
    • "Лето Ыыль" (2017, альбом рисунков и поэзии).

В настоящее время готовятся к изданию книга прозы "Вася", сборник стихов "Океан Аризона".

Женат, имеет двух дочерей.

Экспедиция народной книги "Ларец" на Байкал.

Первый репортаж

ОСТРОВ ПРОСВЕТЛЕНИЯ

Байкальская земля удивительно щедра на чудеса. Но это не совсем верно сказано. Забудьте все, что вы читали и слышали о Байкале. Даже литературному кудеснику Распутину не удалось подобрать верные слова, хотя лучшего него никто о Байкале не написал. И все же. Правда в том, что таких слов, способных описать Байкал, в языке еще не придумано. Он всегда больше, сильнее и богаче любых слов. Крохотная крупица Байкала – остров Огой. Три километра в длину, полкилометра в ширину. С высоты птичьего полета он похож на танцующего духа. Огой, с бурятского – «безводный», необитаем и одинок, как отшельник. Весь покрыт полынью и разной травой. Здесь бесконечность тишины, свободы и нет никаких границ. Тянется тонкой линией между мысом Курма и бóльшим собратом островом Ольхон. Добраться сюда можно зимой по льду, а летом на катере. В 2005 году здесь была установлена буддийская Ступа Просветления, в основание которой заложили останки оружия разных войн и землю разных стран и континентов – для очищения земли России от скверны. Считается, что буддийские ступы предназначаются для растворения всех негативных препятствий в мире, благоприятно способствуют процветанию местности, где сооружены, и приносят пользу людям, особенно тем, кто посещает их осознанно. Не знаю – насколько эффективно в этом направлении работает «антенна» Ступы Огоя, но я обошел ее как и положено три раза и попросил отдохновения и решения насущных проблем. И оно было даровано. Уже по пути назад в течении пятнадцати минут проблемы решились вдруг сами собой, даже те, которые были завязаны на далеких людях из далеких отсюда мест - одно за другим начали приходить радостные сообщения. Интернет здесь на редкость устойчив. Огой ветрен, свободен и молчалив. Здесь другие измерения времени и силы жизни, здесь другие течения мыслей и чувств. Здесь ты наедине с самим собой и – слышим Вселенной. Словами это не передать. Те, кто были, меня поймут. И это не заумные экивоки про избранных и магию. Это правда планеты Земля. Совсем рядом, за боковиной Ольхона, начинается пропасть в бездны Байкала – шаг и под тобой полтора километра до дна озера. А сама расщелина длится еще на четыре километра. Такие природные рубцы обладают особой силой. Возможно, что именно здесь находится та самая «комната», что исполняет желания. Но только самые выстраданные, самые заветные. А ведь так и будет! Я покидал Огой с очень легким сердцем.

ЭСТОСАДОК – маленькая горнолыжная Эстония на Кавказе

В этом удивительном местечке, которое, казалось бы, как две кап воды похоже на любое другое местечко на Кавказе, переплелись удивительные переломы времен и судеб. Кто бы мог подумать, что в поселке, где проживает меньше 1000 человек, будет музей Антона-Хансена Таммсааре, классика эстонской литературы, остатки поселений удыхов и садзов, коренных народов этих мест, роскошное казино «Сочи» и горнолыжный подъемник на высоту 2260 метров. Причудливое хитросплетение недавней еще захолустной древности с шашлычными и красавицей рекой Мзымтой и суперсовременности в лице роскошных отелей, стремительной железнодорожной «Ласточки» и вечная поэзия вечных гор. Отдыхать здесь можно в любое время года – в конце января в течении недели погода менялась день ото дня кардинально и непредсказуемо – то снегопад, то пронзительный холод, то субтропическая жара. И снова снег по пояс. И снова капель. Эстосадок – «это где-то между» Адлером и Красной Поляной. Полчаса на машине от аэропорта Адлера и вы попадаете в тишину горного ущелья, где огромные вековые деревья, покрытые мхом, где жемчужная и золотистая форель, где «русский дух» Кавказских войн и гусаров-поэтов, где неумолимым ветром преображения прошлась Олимпиада в Сочи, оставив целые улицы «Риксосов» и «Мариоттов». Если вы не фанат горных лыж и сноуборда, то здесь вам будет пребывать тихо, спокойно и величественно.

2017 год

Зимний Адлер

Ехать в Адлер зимой – это очень необычное приключение. Зимнее море – это раз. Чудо чудное. Людей мало, каждому гостю рады везде и всюду. По набережной неспешно прогуливаются молодые мамаши с колясками – выгуливают детишек на морском воздухе. Сегодня ясно и солнечно, даже жарко, завтра вдруг накрапывает дождь, послезавтра город накрывает пушистой снежной шапкой, а в ту же ночь ее размывает очередной дождик и с утра уже снова светит яркое солнце. Шикарных отелей, торговых центров, кафе, ресторанов, частных апартаментов, хостелов и – пруд пруди. Таксисты повсюду и за полчаса вас довезут до центра Сочи, за десять минут до суперсовременного железнодорожного вокзала, откуда до горнолыжного Розы Хутора – рукой подать, за 15 минут – до горы Ахун. В столовых, рассчитанных на перекус массового туриста, чек на двоих за обед может обойтись вам в 200-300 рублей. И все очень вкусно. И опять море. И опять чайки. Пальмы и кипарисы. В скверике друга Пушкина поэта Бестужева-Марлинского, который погиб здесь юным, защищая Кавказ, растут высоченные эвкалипты, упираясь в облака причудливыми кронами. Зимний Адлер похож на сон. Южное море под снегом, лимоны в снегу, пальмы в снегу. Ароматы и удивительные запахи везде и всюду. Тишина, спокойствие и никаких пробок и толп. Речка Мзымта шелестит по камням. Брызги волн, разбивающихся о волнорезы. На рынке разноцветие и разновкусие с обязательной абхазской аджикой и чаманом (пажитником), который постепенно становится королем черноморской кухни. Если летний Адлер распахивает вам свои шумные и яркие объятия, то зимний Адлер приоткрывает вам свою нежную и трепетную душу.

2015 год

из книги СОПРОТИВЛЕНИЕ СЛОВА

СЛОВО

Стихи – это хрустальные замки,
Хрупкие категории чувств и снов,
Вечно ускользающие за рамки
Без каких-то первичных первооснов.

Стихи – как внебрачные дети.
В них спрятан всеобщий стыд,
Что больно сквозь строки светит
Как будто рай узнан и приоткрыт.

Стихи – трепетное отродье
Бессонных ночей и зноя пустынь,
Ваше высокое благородие
И рабством надломленные персты.

Стихи – дети других планет,
Сотканные из плазмы стона и Я.
Что-то, чего взаправду и нет,
Пятое сознание бытия.

Стихи – это мои глаза,
Ищущие в потемках клубя.
Стихи появляются, когда уже нельзя,
Невозможно жить без тебя.

Стихи – это полет птицы,
Не умеющей петь, спать и жить .
Невозможность осесть, приземлиться,
Только – вечно кружить, кружить, кружить.

Измеряя окружности неба
Бессмертно, бессмысленно кружа
Над местом, где никто никогда не был.

Мне стихами не стать.
Жаль.

Я ГОВОРЮ

Я говорю, а вы не слышите,
Я вам кричу, а вы не слышите,
Я умоляю – вы не слышите,
А вы не слышите меня.

Я сел читать, а вы не пишите,
Я наклонился – вы не дышите,
Я потерялся – вы не ищите
И не находите меня.

Войду и выйду, словно маятник.
Не врал, не клялся белой скатертью,
Не крал и не стоял на паперти,
Любил и рвал – себя и вас.

Зачем-то плавал между стенами,
Пил небо, подперев коленями,
Спал меж глазницами оленьими,
Зачем-то шлялся между звезд.

И все пытался крикнуть вечности,
И улыбнуться от беспечности,
Дойти, дотронуться до млечности
Неуловимого Пути.

Прижаться, чтобы не отпрянули,
Впечатать в память, чтоб не канули,
Отдаться правде ли, обману ли,
Тоске, слезам ли, пеплу, пламени,
Чтобы заметили, зачли…

Даст бог , и вы еще услышите
И восхищенно мне напишите,
Навзрыд отчаянно задышите,
Перевернув весь мир, отыщите,
Но только не меня, увы…

Аляповато-сусальный
Голос наивных рифм.
Музы провинциальной
Строчек моих ритм.

Нет этой тяжкой муки
Множества черновиков.
Просто текут звуки
Глупых стихов.

Стихи-сорванцы, стервецы. Хороши!
Казалось бы, те же слова и фразы.
А попробуй «Облако в штанах» напиши
За зарплату иль по заказу.

С аукциона стих не продать
И в бутике их за доллар не купишь.
Стихи – это, братцы, как благодать
И, несомненно, в итоге – кукиш !

Сказать, что спишь, но не сказать, что бредишь.
И бродишь закоулками недель,
И постный жир судьбы сквозь зубы цедишь,
Мечтая свой построить Коктебель,

Бросаясь в пыл и в жар и – с пылу, с жару –
В постылый холод мертвенной любви,
Меняя содержимое на тару,
Себе долдоня: "Только не криви!"

И, слизывая сукровицы вечность,
Беззубым ртом впиваясь в стихоплоть,
Травились тем, что недочеловечность
Пирует и ее – не побороть.

Умершие в губах чужих и томных,
"Чистейшей прелести" отвергшие печать.
Я пью за вас, красивых и бездомных,
Вина любви бездонную печаль.

Слова томятся, им не спится –
Жить в несказанье тяжело.
Они мечтают воплотиться
На чистой, девственной странице
И стать мелодией, волной.

И плыть легко – за строчкой строчка –
В стозвонной медленной тиши,
Чтобы никто не ставил точку,
Чтоб не пропасть по одиночке
И лечь на дно твоей души.

Им очень нужно говориться,
Им нужно слышать словный звук
И видеть наши с вами лица,
Тогда в них оживает птица
И счастье, и любовь, и друг.

Слова не ведают покоя,
И каждое – как поводырь
Мечтает взвиться над строкою,
Взлететь под трепетной рукою
И быть зачитанным до дыр.

Поделиться страницей